Изъятие суверенных фондов Ливии

Как очевидно целью военной операции против Ливии, были не только запасы нефти (которые в настоящее время оцениваются в 60 миллиардов баррелей), являющиеся самыми большими в Африке и чья себестоимость добычи справедливо считается одной из самых низких в мире, ни запасы природного газа, которые оцениваются в 1500 миллиардов кубических метров. В фокусе внимания "добровольцев" операции "Объединенный защитник" находились суверенные фонды накопления, капиталы, которое ливийское государство хранило за рубежом.

Ливийское управление инвестициями (LIA) оперировало суверенными фондами, оценивающимися примерно в 70 млрд. долл. США, которые увеличиваются более чем на 150 миллиардов долларов, если вы включите сюда суммы иностранных инвестиций Центрального банка и других органов. Однако возможно эти суммы гораздо значительнее. Даже если они ниже, чем вложения Саудовской Аравии или Кувейта, Ливийские суверенные фонды отличались быстрым ростом. Когда в 2006 году был создан LIA, в его распоряжении находилось около 40 миллиардов долларов. Всего за пять лет, LIA осуществил инвестиции в более чем в сто компаний в Северной Африке, Азии, Европе, США и Южной Америки. Это холдинги, банковский бизнес, недвижимость, промышленность, нефтяные компании и т.д..

В Италии основные ливийские инвестиции находились в ЮниКредит Банке (из которых LIA и ливийский центральный банк имели долю в 7,5 процента), в Finmeccanica (2 процента) и в ENI (1 процент), эти и другие инвестиции (в том числе 7,5 процента футбольного клуба Ювентус) имели значение не столько экономические (они составляют около $ 5,4 млрд.), сколько политические.

После того, как Вашингтон удалил ее из черного списка "стран-изгоев", Ливия стремилась завоевать пространство на международной арене с упором на "дипломатию суверенных фондов накопления." После того как в 2004 году США и ЕС отменили эмбарго, и большие нефтяные компании вернулись в страну, Триполи удалось сохранить положительное сальдо в размере около $ 30 млрд. в год, и эти суммы были использованы в значительной степени, на иностранные инвестиции. Управление суверенными фондами, однако, создало новый механизм власти, пространство для коррупции в руках министров и старших должностных лиц, которые, вероятно, стремились избежать контроля Каддафи за ними. Это подтверждает тот факт, что в 2009 году он предложил, чтобы 30 миллиардов доходов от нефти пошли "непосредственно ливийскому народу «, что вероятно усугубило раскол в ливийском правительстве.

Американские и европейские правящие круги в плотную сосредоточились на этих лакомых кусках, перед проведением военного нападения на Ливию, чтобы получить в свои руки источники доходов в дальнейшем. В первую очередь они захватили ливийские суверенные фонды накопления. Помощь им в этой операции была оказана представителем ливийского управления инвестициями, Мохамед Layas, как показали материалы, опубликованные WikiLeaks. 20 января Layas проинформировал посла США в Триполи, что на хранении в американских банках находится 32 миллиардов долларов LIA. Пять недель спустя, 28 февраля, министр финансов США "заморозил" эти счета. Согласно официальным заявлениям, это была «крупнейшая сумма, когда-либо изъятая Соединенными Штатами". И Вашингтон осуществил сие действие "во имя будущего Ливии". Что на самом деле является фактом финансового вливания в экономику США, которая все более и более влезает в долги. Через несколько дней, ЕС "заморозил" около 45 миллиардов евро ливийских финансовых средств.

Присвоение США и ЕС ливийских суверенных фондов будет иметь особенно сильное влияние в Африке. Так, финансовые средства Ливийских Арабо-африканские компаний по инвестициям были вложены в экономику более чем 25 стран, (22 из них в Африке к югу от Сахары), и планировалось увеличение инвестиций в течение следующих пяти лет, особенно в горнодобывающей, обрабатывающей промышленности, туризма и сфере телекоммуникаций. Ливийские инвестиции играли решающую роль в реализации первого телекоммуникационного спутника Раском (Региональная африканская организация спутниковой связи), который вышел на орбиту в августе 2010 года, что позволило африканским странам стать независимыми от американских и европейских спутниковых сетей, с ежегодной экономией в сотни миллионов долларов.

Еще более масштабными были ливийские инвестиции в реализацию трех финансовых учреждений запущенных Африканским союзом: Африканский инвестиционный банк, базирующийся в Триполи, Африканский валютный фонд, основанный в Яунде (Камерун), Африканский центральный банк, базирующаяся в Абудже (Нигерия). Развитие этих финансовых органов позволяло африканским странам выйти из-под контроля Всемирного банка и Международного валютного фонда - средств нео-колониального господства на континенте, а также могло означать конец франка, валюты, которую 14 бывших французских колоний вынуждены по-прежнему использовать. Замораживание ливийских финансовых вложений нанесло сильный удар по всему этому проекту. Таким образом, арсенал оружия, используемый "добровольцами" не ограничивался только военной операцией под названием "Объединенный защитник".
Il Manifesto