Сын Каддафи собрался объединить разорванную войной Ливию

19.12.2017г.

Дмитрий Сидоров


Один из выживших сыновей свергнутого и убитого в 2011 году лидера ливийской «джамахирии» Муаммара Каддафи Саиф Аль‐Ислам объявил о своем участии в президентских выборах 2018 года, о которых договорились стороны идущей в стране гражданской войны. Каддафи‐младший действительно пользуется поддержкой у населения как компромиссная фигура, но ситуацию осложняет то, что его разыскивает Международный уголовный суд за якобы совершенные им военные преступления. Сможет ли сын продолжить дело отца?



Facebook / Saif al-Islam Gaddafi


Кандидат-преступник


О своем «выдвижении» Саиф аль-Исламобъявил в понедельник через египетское издание Egypt Today. Президентские выборы, о которых Правительство национального единства (ПНЕ) и противоборствующий ему глава армии Халиф Хафтар договорились еще в начале 2017 года, пройдут в середине 2018 года. На них аль-Ислам намерен конвертировать имеющуюся у него поддержку «крупнейших племен» в голоса. В случае победы он пообещал вернуть в страну «мир и стабильность». ПНЕ ранее уже объявляло о том, что выдвинет своего кандидата.

Второму из восьми сыновей убитого диктатора 44 года, он получил образование в Великобритании, а еще он разыскивается Международным уголовным судом (МУС) за якобы совершенные им репрессии в отношении восставших против власти его отца в 2011 году. В тому же году он был арестован повстанческими бригадами Абу Бакра аль-Садика, но вскоре был амнестирован одним из возникших на территории Ливии правительств, расположенном в Тобруке. Страну покидать он не стал, чем заслужил уважение одних и гнев других: в 2015 году еще одно из правительств приговорило его к смертной казни, но вскоре, к счастью Аль-Ислама, было сметено.

Насколько нахождение в розыске и риск отправиться под трибунал может помешать Саиф Аль-Исламу участвовать в грядущих выборах — сложный вопрос, поскольку разыскивают его только американцы и их союзники в Ливии, объяснил «360» координатор ближневосточных исследований Института стратегических исследований и прогнозов Дмитрий Егорченков, а внутри Ливии сын Каддафи действительно пользуется большим уважением. За прошедшие годы гражданской войны разница в том, что происходит сейчас и что происходило при Муаммаре Каддафи, стала очевидна всем.

Поэтому в ливийском обществе существуют определенные ожидания, связанные с тем, что сын Каддафи сможет вернуть ситуацию, стать объединяющим фактором внутри Ливии, который сможет прекратить гражданскую войну и объединить все враждующие стороны и племена. Поэтому Егорченков считает, что усилия американцев вряд ли помешают участию Саифа Аль-Ислама в выборах.



Сын компромисса


Муаммара Каддафи свергали крайне жестко, всемирно знаменитым стало жуткое видео последних минут его жизни, где толпа буквально разрывает лидера джамахирии на куски (слабонервным смотреть не рекомендуется). Тем не менее, Дмитрий Егорченков отмечает, что его свергали в первую очередь представители фактически зарубежной (изгнанной) оппозиции режиму, которых в значительной степени финансировали западные силы. «Как мы помним, само свержение проходило под аплодисменты госпожи Клинтон, которая буквально за несколько дней до того, как Каддафи был убит, фотографировалась с представителями оппозиции», — говорит эксперт.

При этом политическое положение семьи Каддафи в Ливии не самое лучшее — кроме Саифа Аль-Ислама все, кто выжил (Мухаммад Каддафи, Айша Каддафи и другие), находятся вне страны и разбросаны по всему арабскому миру. Но Саиф Аль-Ислам — фигура, обладающая определенным весом, известностью и харизмой. Значимые политические силы Ливии, например, сторонники генерала Халифа Хафтара, главы национальной армии, могут использовать сына Каддафи как неплохой политический бонус для продвижения своих целей, отмечает Егорченков. Перспективы сотрудничества Каддафи-младшего и Хафтара и намеки на такое сотрудничество уже прослеживаются. Харизма сына Каддафи и военная мощь Хафтара могут стать той силой, которая выведет Ливию из штопора, в котором страна находится вот уже почти десятилетие.


Полноценными выборы, о которых воюющие стороны договорились в начале этого года, назвать нельзя: это будут настолько же полноценные выборы, как, например, выборы в Афганистане, говорит Егорченков. Но тем не менее, после них появится сила, обладающая по крайней мере условной легитимностью со стороны, прежде всего, населения Ливии и внешних сил. Правительство Национального единства Фаиза Сараджа, сидящее сейчас в Триполи, не признается практически никем в стране и существует за счет внешней поддержки. Как, впрочем, и их основной конкурент Халиф Хафтар, который, однако, смог конверсировать эту поддержку в реальные военные успехи и захват основных источников дохода, остающихся в Ливии — предприятий по добыче природных ресурсов (нефть, газ, железные руды) и терминалов по их отправке в страны Запада.

https://360tv.ru/news/tekst/son-of-g...&utm_term=2017


Za-Kaddafi