28.05.2015г.



Ещё совсем недавно на закрытом заседании меджлиса иранский МИД рапортовал о достигнутой договорённости об одновременной отмене санкций, что предвещало выход на черновик ядерной сделки уже в ближайшей перспективе.

Однако сегодня Тегеран опроверг эту надежду, сообщив о том, что переговоры с «шестёркой» становятся «всё более серьёзными, сложными и детальными», поэтому «могут быть продлены и после 30 июня». Как заявил высокопоставленный ядерный переговорщик Ирана Тахт Раванчи, «сроки не имеют первостепенного значения», так как «Иран ориентируется, прежде всего, на содержание соглашения». Если перейти с дипломатического языка на язык реалий, это означает срыв дедлайна и перенос его уже во второй раз.


Для заключения соглашения по иранской ядерной программе (ИЯП) в срок существуют две проблемы: порядок снятия санкций и постановка под контроль всех ядерных объектов, включая военные. Иран настаивает на единовременном снятии всех санкций 30 июня, а также отказывает в ревизии своих военных ядерных объектов и прямых контактов с учёными-ядерщиками. Именно эти разногласия ещё раз обострились накануне анонса о продлении переговоров. Франция заявила, что не признает соглашение с Ираном без полного доступа к его ядерным объектам. В отношении же санкций США лоббируют резолюцию Совбеза ООН, которая позволила бы реанимировать санкции автоматически, если Тегеран нарушит условия ядерной сделки.


Однако все эти технические замечания отходят на второй план в установлении истинных причин задержки переговоров по ИЯП. Ведь по своему геополитическому значению ядерная сделка США с Ираном – это больше, чем соглашение по техническим параметрам иранской ядерной программы. По своему значению для региона она тождественна соглашению Сайкса-Пико, которое перечертило карту Ближнего Востока после первой мировой войны. Ядерная сделка имеет теневой протокол, который должен зафиксировать новые разграничительные линии в регионе, то есть закрепить сферы влияния на Ближнем Востоке между Ираном и США.


Однако для самих бенефициаров протокола они являются, скорее, традиционными, чем новыми. США рассчитывают получить гарантии на обеспечение безопасности Израиля и контроля над энергетическими ресурсами в Персидском заливе. Поэтому Вашингтон ждёт от Ирана согласие на создание совместных арабских сил под эгидой Лиги арабских государств, а, в действительности, под управлением Израиля. Взамен США должны гарантировать Ирану монополию на «шиитский полумесяц» (Сирия, Ливан, Ирак, шиитские общины в арабских странах) и право их «стабилизировать».

Однако это сегодня уже невыполнимо. В Йемене Иран дирижирует «шиитской революцией» хуситов против саудовского режима Хади, а границы Ирака и Сирии взломаны США при помощи «Исламского государства». Теневым препятствием для заключения соглашения по ИЯП является именно «Исламское государство».

Террористическое квазигосударство на стыке Ирака и Сирии создано ЦРУ, чтобы «изолировать сирийский режим, который рассматривается как основа шиитской экспансии (Ирак и Иран)». Цитата из секретного протокола Разведуправления Пентагона от 12 августа 2012 года проливает свет на антииранскую ориентацию террористического «Суннистана». Его присутствие в регионе затруднит раздел Ближнего Востока на сферы влияния, так как США используют его как фронт сдерживания Ирана в регионе, защиту Израиля и стран Персидского залива от «шиитской экспансии».


За монополию на «шиитский полумесяц» Иран готов заплатить большую цену – фактически лишиться права на производство и исследования в области переработки ядерного топлива. Кроме того, соглашение позволит Ирану восстановить свою экономику. Экономические дивиденды также позволят ему усилить своё влияния в Леванте и Персидском заливе. Однако экономическую лазейку Тегерану США купируют перманентной военной угрозой на его границах в виде «салафитского княжества» в Ираке и Сирии, рассчитывая растянуть иранские ресурсы сразу на несколько фронтов.


Обама обязан заключить соглашение по иранскому атому до конца своего президентского срока, чтобы обеспечить демократам выполнение главного пункта своей внешней программы до президентских выборов 2016 года. Однако США против усиления Ирана за счёт реабилитации экономики из-под многомерного санкционного прессинга. Несмотря на то, что события в Йемене и поставки Ирану С-300 постоянно раскачивают переговоры по ИЯП, в лице ИГ США получают уникальную возможность вести прокси-войну против Ирана, создав на его границах постоянно дрейфующее в эфемерных границах террористическое квазигосударство. Обозначенный срок продления переговоров до 6-7 июля является очередным дипломатическим фейком. Иран официально признал, что сроки теперь не важны. ИГ – запасной козырь США в ядерной сделке с Ираном | Восток


Za Kaddafi