21.05.2018г.



Администрация Дональда Трампа в очередной раз продемонстрировала, что с Вашингтоном в принципе ни о чем нельзя договариваться, — потому что руководство США в принципе неспособно соблюдать взятые на себя обязательства. Несмотря на то что еще в прошлом году Госдеп США опубликовал официальные разъяснения о том, что "Северный поток — 2" не подпадает под санкции, вопрос о наказании европейских компаний, сотрудничающих с "Газпромом" в этом проекте, был снова поднят высокопоставленными представителями американской дипломатии. Более того. Как сообщает The Wall Street Journal, Дональд Трамп выдвинул Ангеле Меркель ультиматум: Германия должна отказаться от строительства "Северного потока — 2", а в обмен Трамп согласится начать (!) переговоры по вопросу взаимных торговых претензий между США и Евросоюзом.

Реакция проамериканской части российского медийного и экспертного сообществ была молниеносной и свелась к повторению на разные лады месседжа "Рынок США важнее для Европы, чем газ из России. Значит, "Северному потоку" — конец, "иранской сделке" — конец, и вообще нам всем, от Брюсселя до Москвы и Пекина, давно пора встать на колени перед всемогущими владельцами долларовой системы и вымаливать у них прощение за плохое поведение и дерзкие слова".


Это очень примитивная и довольно неточная оценка окружающей реальности. Перед лидерами Европейского союза действительно встал ребром вопрос о том, насколько далеко они готовы зайти в своей борьбе за независимость от США. Но вот контекст этого выбора гораздо менее однозначен, чем может показаться на первый взгляд.


Европейский "бунт" против США начался не сейчас, а еще несколько лет назад, когда элиты ЕС, несмотря на колоссальное давление со стороны Вашингтона, смогли сорвать подписание "Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства", предполагавшее полную ликвидацию остатков европейского суверенитета. Чтобы понять, что произошло бы с Евросоюзом в случае подписания этого "партнерства", достаточно представить себе, что произошло бы с Россией, если бы она подписала международный договор, согласно которому верховная судебная власть (и возможность отменять любые законы в судебном порядке) передавалась, например, в Гаагский третейский суд или в какой-нибудь суд Вашингтона.

В случае подписания "Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства" специальный корпоративный суд, работающий в интересах США и американских корпораций, получал право отменять любые европейские законы, включая законы конкретных стран Евросоюза, если они нарушали интересы американских компаний. Это был тот самый момент, когда французский и немецкий бизнес понял, что отступать некуда, и буквально принудил немецких и французских политиков "провалить" соответствующие переговоры. Забавно, что Трамп тоже выступал против "Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства", но его претензия заключалась в том, что обсуждаемый в 2015 году вариант был, на его вкус, "недостаточно выгоден для США". Так что когда Трамп требует от Меркель отказаться от "Северного потока — 2" в обмен на начало переговоров о новом торговом договоре, он подразумевает переговоры о полном закабалении Евросоюза на условиях еще худших, чем предлагала администрация Обамы.


В данном случае многие российские аналитики вообще не понимают, что конфликт по линии Вашингтон — Брюссель не сводится к выбору того, что для европейцев важнее, — российский газ или американский рынок сбыта. Речь идет о фундаментальном выборе — между увеличением экономического суверенитета и полной потерей экономического и политического суверенитета в угоду политическим амбициям команды Трампа. Если бы европейские элиты и бизнес были готовы легко отказаться от своих планов на независимость, то они могли это сделать в 2015 году и не отрезать себе пути к отступлению, поднимая дипломатический бунт, отказываясь выходить из "иранской сделки" и заявляя о том, что Европе пора взять свою судьбу в свои руки.


От Европейского союза, разумеется, не стоит ожидать каких-то ярких и демонстративных шагов в плане обозначения своей антиамериканской позиции и готовности до конца отстаивать свои интересы. Депутаты Европарламента точно не будут жечь в зале заседаний американский флаг и скандировать "Смерть Америке!", как это делают их иранские коллеги. Европейская политическая культура по стилю и темпераменту гораздо ближе к стилю Владимира Путина, который сохраняет предельную вежливость даже во время презентации новейшего высокотехнологичного оружия, придуманного специально для того, чтобы в случае необходимости превратить США в "радиоактивный пепел".


Некоторые эксперты и комментаторы разочарованы якобы "беззубым" ответом Евросоюза на разрыв "иранской сделки" и указывают на то, что европейские корпоративные гиганты, такие как Total и Maersk, уходят из Ирана, несмотря на протесты европейских политиков. На самом деле действия европейских политиков могут показаться беззубыми только тем, кто привык воспринимать геополитику как матч в дворовый футбол, а не многомерную стратегическую игру, более напоминающую смесь покера и шахмат. Еще до неформального саммита ЕС в Софии мы писали о наиболее эффективном методе противодействия американцам в иранском вопросе: "Есть очень много европейских, китайских, японских и других компаний среднего размера, в силу объективных причин (к которым сейчас добавился протекционизм Дональда Трампа) доступа на американский рынок в любом случае не имеющих. Они боятся ограничений только из-за возможной потери контактов с международными банками и долларового финансирования для внешнеэкономической деятельности. Если же будет создана схема, позволяющая им использовать исключительно евро, юани, йены или рубли для внешней торговли и при этом с ними будут работать крупные (государственные или специализированные) банки, для которых такие клиенты не будут "токсичными", то американские санкции сразу же потеряют смысл".


Прогноз оказался на 100% точным. В официальном коммюнике Еврокомиссии, опубликованном по результатам саммита в Софии, указывается, что: "Мы, Еврокомиссия и Евросоюз в целом, должны сделать все возможное, чтобы защитить наши европейские бизнесы, особенно малые и средние компании. Мы запустили процесс по снятию ограничений для Европейского инвестиционного банка, чтобы он мог использовать европейские бюджетные гарантии для финансирования деятельности вне Евросоюза, в Иране. Это позволит Европейскому инвестиционному банку поддержать европейские инвестиции в Иран, и это может быть особенно полезным для малых и средних компаний".


Поразительно, но почти все российские и западные СМИ и эксперты пропустили мимо ушей это заявление и сконцентрировались на обсуждении вопроса эффективности других европейских контрмер, таких как использование "Блокирующей директивы ЕС", принятой в 1996 году как раз для противодействия американским санкциям.


Между тем вышеописанный подход к обнулению эффекта американских санкций уже работает, и первый пример такого подхода тоже оказался вне поля зрения российского медиасообщества. Радио "Голос Америки", которое сложно заподозрить в симпатиях к Тегерану, сообщает, что, несмотря на санкции, 18 мая британский (!) нефтяной консорциум Pergas подписал с иранской государственной нефтяной компанией соглашение на добычу 655 миллионов баррелей нефти в течении десяти лет на месторождении Керанж. Особую пикантность этой истории придает участие посла Великобритании в Иране в церемонии подписания контракта. На фоне ухода французского гиганта Total, у которого обнаружилось слишком много уязвимостей перед США и большая зависимость от долларовой системы, консорциум из 14 нефтяных и нефтесервисных компаний, у которого нет ни одного проекта в США, смотрится именно как пример обхода санкций.


При обсуждении конфликта между США и ЕС нужно помнить, что европейские политики не занимаются самодеятельностью. Те, кто заявляют, что у Европы сейчас нет политического лидера, способного бросить вызов США, просто не понимают, что в европейской политической реальности, в отличие от России, номинальная власть (президенты, премьеры, депутаты) является лишь инструментом обладателей реальной власти — "старых европейских семей", которые крепко держат в своих руках финансовые потоки, контрольные пакеты акций европейских банков и корпораций.

Искать в Эммануэле Макроне политическую волю и какие-то бойцовские качества, а потом делать из этого какие-то далеко идущие выводы — невероятная глупость, потому что Макрон по сути (а не по форме) является всего лишь пресс-секретарем сил, которые за время своего существования видели много американских президентов и на которых Трамп и его методы политического шантажа вряд ли производят особое впечатление. Когда Макрон (экс-банкир дома Ротшильдов) и британский The Economist (издание, принадлежащее дому Ротшильдов) в один голос осуждают Трампа — они вряд ли занимаются вербальной самодеятельностью. Они выражают позицию, которая свойственна как минимум значительной части европейской политической и экономической элиты.


Позиция Ангелы Меркель, которую она озвучила после встречи с Владимиром Путиным, идеально вписывается в европейскую стратегию противодействия США. Эта стратегия заключается в том, что Европа будет все делать по-своему, но при этом не забывать периодически заявлять о желании дружить с Вашингтоном. Немецкий канцлер отказалась блокировать строительство "Северного потока — 2", но заявила о необходимости предоставить Украине гарантии продолжения получения средств за транзит российского газа. При этом Меркель не обозначила желаемый объем транзита и, очевидно, сделала это специально. "Газпром" уже неоднократно говорил о готовности прокачивать через Украину 10-15 миллиардов кубометров газа, что формально выполняет немецкие пожелания, но сокращает доходы Украины в разы и, самое главное, превращает украинскую ГТС в сугубо убыточный "актив", так уровень ее рентабельности требует двух- или даже трехкратно большего объема.


Конечно, все еще может поменяться. Вздохнуть с облегчением можно будет только после того, как Брюссель и Вашингтон окончательно разругаются. Но пока наиболее вероятный сценарий выглядит следующим образом: Евросоюз будет тянуть резину, пытаясь максимально отсрочить момент решительного разрыва и использовать это время для того, чтобы укрепить свои позиции: создать зачаток дедолларизированной системы международной торговли, подключить себя к "Северному потоку — 2", запустить полноценный процесс создания европейской армии и так далее.

Очевидно, что США будут всячески обострять ситуацию и поднимать ставки. Оценить вероятность успеха такой стратегии сложно, но если смотреть на ситуацию с точки зрения многих американских экспертов, то ничего особо оптимистичного для Вашингтона сказать нельзя. Как сообщают дипломатические источники влиятельного американского журнала Foreign Policy, "некоторые европейские союзники США уже устроили поминки по американо-европейским отношениям", а Норберт Рёттген (Norbert Röttgen), председатель комитета по внешней политике бундестага, заявил Financial Times, что главным выгодоприобретателем трансатлантической ссоры является Владимир Путин, который "не может поверить своей удаче".


Китайское государственное телевидение CGTN сообщает, что "ЕС уведомил руководство Всемирной торговой организации (ВТО) о намерении принять встречные меры в ответ на повышение ввозных пошлин со стороны США. Европейская комиссия собирается ввести с 20 июня пошлины в размере 25% на ввоз ряда товаров из США". Если эта угроза будет приведена в исполнение, значит, Евросоюз собрался драться дальше.


Несмотря на все сложности в отношениях Евросоюза и России, в данном случае нашим европейским соседям стоит пожелать удачи. Как правильно подозревают эксперты западных СМИ, Россия от сложившейся ситуации только выиграет.


https://ria.ru/analytics/20180...


Za Kaddafi