"Формируйте Зеленые Комитеты, создайте свой местный информационный центр, чтобы получать и распространять правду. Зеленый флаг Джамахирии принадлежит всем Вам. Создайте местные Зеленые комитеты чтобы общаться и делиться информацией. Выявляйте предателей интересов народа, покажите, что власть принадлежит народу, таков путь обретения народовластия"

Муаммар аль-Каддафи "Послание к жителям планеты Земля"
Показано с 1 по 10 из 10
  1. bitly   #1
    Administrator Аватар для Демьян
    Регистрация
    14.01.2012
    Адрес
    World Jamahiriya
    Сообщений
    408
    Записей в дневнике
    15

    Творчество. Стихи.

    Крысиного яда побольше им в чашу!
    А в нашу - удачи побольше И в вашу
    Налейте-ка меда послаще, покрепче
    щербета,под флагом зеленым, летящим.
    Остыли молитвы, и песни заглохли,
    Притихли барханы, да сопли подсохли,
    А так и не могут дышать - надышаться
    Слезами да дымом страны нашей, братцы
    Ни легкие, ни печенка с аортой...
    Проплыть океан, да натыкать бы мордой!
    Натыкать бы нет, ни котенка - шакала!
    На родине - не на своей! в кучи кала,
    Не убранные, ни стыдом, ни лопатой,
    кому убирать? Муаммару... ребятам.
    Свистящая пуля.. ага, получили?
    За Ливию! Кубу! За Чили! Забыли??
    Забыть можно зонтик в метро! Ну, а дети?
    Не выкурить смерти как по сигарете
    Выкуривал Уолл-стрит с родимой земли..
    Курил, убивал, выгораживал этих
    И тех выгораживал - АДОМ ГОРИ!
    Крысиного яда побольше им в чашу!
    А в нашу - инжира и каплю удачи:
    Врага - на лопатки, врага - на лопаты!
    На совесть вскопайте их норы, ребята!
    Теперь не пройдет. Как проходит в суставах
    У старого ломь, у салаги - синяк.
    Теперь и не думайте, что на коленях
    К вам поползет Муаммаровский стяг!
    Al-Fateh! World Jamahiriya! Brotherhood!

  2. bitly   #2
    Administrator Аватар для Демьян
    Регистрация
    14.01.2012
    Адрес
    World Jamahiriya
    Сообщений
    408
    Записей в дневнике
    15
    Сирт

    Солнце ада неласково жмурится,
    И броня в этом пекле горит.
    Вы запомните эти улицы-
    Этот город зовется Сирт!
    Вам в лицо дуют жаркие ветры,
    Вас встречают всполохи гроз.
    А за вашей спиной километры,
    Километры пожаров и слез.
    Каждый шаг - это гибель в засаде,
    Каждый шаг - это мины и рвы.
    Вы слыхали о Сталинграде?
    Так о Сирте услышите вы!
    Вам не видеть друзей похороны,
    И любимых своих не обнять.
    Здесь последний рубеж обороны,
    И так просто его не взять!
    Здесь горят танки грудою хлама,
    И течет огненная река.
    Этот город - дом Муаммара,
    И цена его высока!
    Будут псы провожать вас лаем
    И глодать ваши кости в золе.
    Даже ад вам покажется раем
    После ада здесь, на Земле.
    Так не суть, одному или группами,
    Все равно вам в итоге не жить!
    Будет город завален трупами.
    Только так можно здесь победить!
    -------------------------------
    Владимир Ерцев
    Al-Fateh! World Jamahiriya! Brotherhood!

  3. bitly   #3
    Administrator Аватар для Демьян
    Регистрация
    14.01.2012
    Адрес
    World Jamahiriya
    Сообщений
    408
    Записей в дневнике
    15
    Allah Muammar o libya o bas!

    Псих из Парижа, убийца детей,
    Римский любитель сопливых ****ей,
    Мира зачинщик, черный нацист,
    Лондонский денди, кровавый нарцисс.
    Четыре бездельника мир собрались,
    Мочить и делить. Обосравшись, сдались.
    Уперлись в Зеленую Волю Араба,
    А его не поставить ни раком, ни так!
    Маленький фриц Николя Саркози,
    По уши в анти-ливийской грязи,
    Синие ручки в ливийской крови,
    Маленький фриц Николя Саркози!

    Allah Muammar o libya o bas!
    Allah Muammar o libya o bas!

    И кое - кому бы на стенах Кремля,
    Совесть-мошонку проветрить оставить,
    Совесть-душонку работать заставить!
    Кое - кому бы в стенах Кремля.
    Каддафи - не Ельцин, не Горбачев.
    Он не вставал в ЦРУ на учет,
    Не клянчил вернуть арестованный счет,
    Украденный лауреатом Войны.

    Нелегитимный,
    Сердцу интимный,
    Нерукопожатный
    Народовожатый.
    С Зеленой надеждой,
    В веселой одежде,
    Пришел из Сахары,
    Обнял нас, несчастных.

    Allah Muammar o libya o bas!
    Allah Muammar o libya o bas!

    АФРИКА! ЛИВИЯ! МУАММАР!
    ----------------------------------------------------
    01.06.2011
    Al-Fateh! World Jamahiriya! Brotherhood!

  4. bitly   #4
    Administrator Аватар для Демьян
    Регистрация
    14.01.2012
    Адрес
    World Jamahiriya
    Сообщений
    408
    Записей в дневнике
    15
    Макс Левин
    Сражайся, Муаммар!

    Война
    Расколет взрывом тишину
    И ночь
    Покой и сон прогонит прочь, -
    На мирных улицах Бенгази,
    Где вчера царил покой -
    Нет больше сна...
    Они
    Они пришли в твой дом
    Они -
    Впустили крыс голодных,
    И на пыльных площадях,
    Где льётся кровь твоих детей, -
    Горят огни!
    Сражайся, Муаммар!
    До самого конца!
    В твоих глазах пожар -
    Ведь некуда бежать -
    Твой мир горит...
    Сражайся, Муаммар!
    Тебя ведёт звезда -
    Пусть ополчился целый мир,
    Но правда - за тобой! -
    Ты должен жить!
    Сражайся, Муаммар!
    Война
    Война забрала всё
    И боль
    Осталась только боль! -
    Но боль - не пустота! -
    Сожми её в кулак
    И преврати в огонь!
    Ты жив!
    Ты в полный рост стоял
    И стой теперь!
    Блестит твой пьедестал -
    Назло шакалам и ворам -
    У трусов - нет лица,
    И нет души!
    А ты - дыши!
    Тем сладким воздухом свободы,
    Что остался на душе и будто льётся через край,
    Идёт стрельба и льются слёзы,
    Но в глазах - застыл гранит,
    Теперь я точно знаю -
    Правда победит!
    Сражайся, Муаммар!
    До самого конца!
    В твоих глазах пожар -
    И некуда бежать -
    Твой мир горит!
    Сражайся, Муаммар! -
    Тебя ведёт звезда!
    Пусть ополчился целый мир, -
    Но правда за тобой!
    Ты должен жить!
    Пускай тебя хранит Аллах, -
    Отчаянный Ливийский патриот!
    Как брата на руках, к победе через Ад -
    Тебя несёт народ!
    Как преданного сына и отца своей страны!
    Как преданного сына и отца своей страны!
    Al-Fateh! World Jamahiriya! Brotherhood!

  5. bitly   #5
    Administrator Аватар для Демьян
    Регистрация
    14.01.2012
    Адрес
    World Jamahiriya
    Сообщений
    408
    Записей в дневнике
    15

    мария донченко

    "навеки оставшимся в 2011 году"

    снится мне изумрудная сказка,
    поколенье, презревшее с****,
    где мальчишки в зелёных повязках,
    где девчонки в зелёных платках.

    гаснут звёзды над марса-эль-брегой,
    и окутала ночь рас-лануф.
    в страшный год двадцать первого века
    вы погибли, в бессмертье шагнув.

    уходили в историю строем,
    застывали слова на устах,
    но лежит поколенье героев
    в раскалённых ливийских песках.

    над врагом одержав поражение,
    смерть приняв, не приемля позора,
    дети яростного поколения
    смотрят вновь на живых с монитора.

    смотрят с ярких цветных фотографий,
    над домами плывёт чёрный дым.
    сжал портрет муаммара каддафи
    тот, кому умирать молодым.

    как в далёком кино чёрно-белом,
    на колени не встав перед мраком,
    поколенье отчаянно смелых
    поднимается снова в атаку.

    тьма сгустилась над бени-валидом,
    и развалины сирта немы.
    молча плачут бетонные плиты
    над победой нахлынувшей тьмы.

    ваших душ изумрудные крылья
    ускользают в небесную синь
    то ли сказкой, легендой, то ль былью
    над бескрайним простором пустынь.

    тусклы строчки потерь неучтённых,
    растворяетесь в вечности вы
    каплей крови на флаге зелёном,
    первой зеленью новой весны.

    ---------------------------------------------

    защитники сирта

    морского залива тяжёлые волны
    смывают горячий прибрежный песок.
    где город суровой тревогой наполнен,
    готовят враги предпоследний бросок.

    у самого края пустыни сахара,
    в далёкой стране, в африканском краю
    два месяца стойко держали удары
    защитники сирта в неравном бою.

    наёмники-крысы лавиною давят,
    и бомбы с небес беспощадных летят.
    но город родной муаммара каддафи
    для крыс превратится в пылающий ад.

    пускай нету шансов в сраженье кровавом,
    пускай оккупанты сильней во сто крат –
    честь джамахирии, свобода и правда
    дороже, чем жизнь, для ливийских солдат.

    вздымаются в небо зелёные флаги,
    зелёные флаги над грудой руин
    бессмертного мужества, вечной отваги
    сразившихся с нато один на один.

    и стены домов превращаются в сито
    под бомбами нато, под шквальным огнём.
    но держатся насмерть защитники сирта
    за каждую улицу, за каждый дом.

    бойцы муаммара,
    бойцы мутассима,
    защитники сирта,
    защитники сирта…

    ii.

    смерть героя

    пускай потом в прямом эфире
    юродствует шакал.
    пускай потом в поганом мире
    аплодисментов шквал.

    он многократно мог бы скрыться,
    он мог спастись
    и жить тихонько за границей,
    но разве ж это – жизнь?

    он мог уйти в венесуэлу,
    отвергнув рок,
    он много мог чего бы сделать…
    нет. он не мог.

    он знал всё с самого начала
    и до конца.
    иной исход не обещала
    судьба бойца.

    судьба вождя, судьба солдата –
    не отступить.
    всем силам зла, всем силам нато
    нас не сломить.

    последний бой, парад последний –
    смотри, страна!
    как говорят в краю далёком –
    смерть на миру красна.

    полковник не просил пощады,
    но лишь «харам»…
    навеки нам запомнить надо,
    навеки нам…

    героя кровь на камнях сирта,
    на мостовой.
    он принял честно и открыто
    последний бой.

    пускай потом в прямом эфире
    визжит шакал.
    полковник в разбомблённом сирте
    навеки пал.

    ты слышишь, ливия, родная,
    не забывай…
    ты не забудешь, верю, знаю…
    прощай.

    23.10.2011
    Последний раз редактировалось Демьян; 05.03.2012 в 20:51.
    Al-Fateh! World Jamahiriya! Brotherhood!

  6. bitly   #6
    Новичок
    Регистрация
    19.03.2012
    Адрес
    СССР
    Сообщений
    37
    Записей в дневнике
    1
    Муаммару Каддафи
    Пусть горят пески...

    Пусть горят пески
    под ногами тех,
    Кто сынов твоих
    потревожить смел.

    Кто их вынудил
    из домов уйти,
    Взять оружие,
    в смертный бой пойти.

    Кто оставил
    их детей и жён
    Без защитника,
    без опоры - дом.

    Кто их мучает
    в тюрьмах севера,
    Кто их травит
    среди бела дня.

    Пусть горят пески,
    пусть пустыня адом
    Станет каждому
    натосолдату!

    Пусть Зелёный Флаг
    над твоей землёй
    Вновь возвысится
    и развеет боль!

    Пусть сыны твои
    все вернутся в дом,
    Где их ждёт семья,
    где осталось всё.

    Возвращайся сам
    ты на площадь ту -
    Знаменитую -
    Баб- Азизию!

    Тех, кто там, в песках,
    до сих пор лежит,
    Помяни ты сам,
    и Аллах велик...

    Будь же мудр - смел,
    как Омар Мухтар!
    Грянет Аль- Фатех
    в память по бойцам,-

    Тех, кто был с тобой,
    Тех, кто пал в бою,
    Тех, кто защищал
    Родину свою!
    05-08-2012
    ____________________
    Дорогой наш, Муаммар Каддафи


    Дорогой наш, Муаммар Каддафи,

    Твоё имя бьётся в сердцах!
    Миллионы людей твоё знамя
    Вот уж год берегут в соцсетях.

    Дорогой наш, Муаммар Каддафи,
    Твоё имя живее всех тех,
    Кто продал себя, сами не зная,
    Самым дьявольским зверям из всех.

    Дорогой наш, Муаммар Каддафи,
    Все мы верим в победу твою!
    Пусть любовь наша - яркое пламя -
    Освещает дорогу твою.

    Дорогой наш, Муаммар Каддафи,
    Все мы ждём от тебя Аль - Фатех!
    И любви нашей яркое пламя
    Принесёт пусть ливийцам успех.

    Дорогой наш, Муаммар Каддафи,
    Ты Великий вождь и боец!
    Пронеси же Зелёное знамя
    Мимо крыс и вампиров, вон тех.

    Дорогой наш, любимый, Каддафи,
    Ты так дорог для наших сердец,
    Что тебя, если надо, лишь знали б,
    Мы готовы закрыть собой здесь.

    10-08-2012
    __________________________
    Ливиец

    Ливиец! Майор, генерал, рядовой!
    Возьми барабан и не бойся!
    Ты должен вести всех товарищей в бой!
    Пусть даже кусочек земли остаётся!

    Ливиец! Пусть долго молчит Муаммар,
    Пусть русские с помощью долги,
    Сильнее стучи ты в свой барабан -
    Пусть станет он рупором ночи!

    Пусть тайным оружием станет твой ритм!
    Пусть армия ваша воспрянет!
    Ваш дух, ваша воля, ваш ритм победит,
    Всех крыс на пути убивая!

    Ливиец! Майор, генерал, рядовой!
    Возьми барабан и не бойся!
    Вся Родина встанет под марш за тобой,
    И доброе имя Каддафи вернётся!

    15-08-2012
    _____________________________
    (Недописанное)
    Родина

    Кто-то видит Тебя в виде льдов,
    Кто-то - в виде песков и барханов,
    Кто-то, быть может, в виде дюн и лесов,
    А они - в виде гор, а вон те - океана.

    Все по-разному видят Твой взгляд,
    Все по-разному ценят Твой труд,
    Все по-разному ведают, чтут, берегут,
    Жизнь Твою на бумагу кладут...

    Пусть для каждого разная Ты,
    Но душою любимая всеми,
    Про Тебя пишут песни, картины, стихи -
    Ты - великий творец вдохновений!

    Твоё имя всегда высоко!
    Твоё имя главнее над всеми!
    Твоё имя... как крепость оно -
    Самое сильное имя на Свете!

    20-08-2012

  7. Пользователь сказал cпасибо:
    Демьян (01.02.2013)
  8. bitly   #7
    Новичок
    Регистрация
    18.01.2012
    Сообщений
    13
    Правда, не стихи, а проза, и не только про Ливию, но и про Ливию тоже.
    Может, кому понравится.

    Моя новая книга "Оранжевый туман".

    СССР и НАТО, Россия и Ливия, тюрьма и война, честь и подлость, любовь и ненависть... Моя новая книга "Оранжевый туман":
    http://www.proza.ru/2013/02/04/1447

  9. Пользователь сказал cпасибо:
    Демьян (21.02.2013)
  10. bitly   #8
    Новичок
    Регистрация
    18.01.2012
    Сообщений
    13
    Глава из книги.

    Глава тридцать четвёртая. Камни и пепел
    – Из города надо уходить, – сказал Ахмад.
    Его слушатели понуро молчали.
    – Сейчас нам отсюда не выйти, – продолжил он.
    – А ночью? – спросил Хасан.
    Ахмад покачал головой.
    – До ночи нас обнаружат. Даже если разделимся на мелкие группы – у нас нет связи между собой… Но есть один вариант. Здесь неподалёку вход в старый коллектор. Он не используется. В одну сторону он ведёт к морю, а в другую – за городскую черту… Я лазил там в детстве. Это, правда, было давно. Если проход не затоплен и если нас не обнаружат крысы – мы сможем выбраться из города.
    – А дальше? – спросил чей-то голос.
    – Дальше будет видно, – хмуро ответил Ахмад. – Пока ставится задача выбраться из западни.
    Нужный люк возле стены он нашёл практически сразу. Коллектор был затоплен примерно по колено, по крайней мере, здесь. Никто не знал, что ждало их в темноте подземелья, но наверху, под ярким августовским солнцем, их не ждало ничего, кроме смерти.
    Она появилась из-за угла, с той стороны, откуда её не ждали, когда большая часть отряда уже спустилась вниз по металлической лестнице.
    Замыкавший спуск Женька Черных, упав на землю, выстрелил в их сторону длинной автоматной очередью, и они скрылись за углом, но через несколько секунд появились снова…
    – Все вниз, быстро! – крикнул Черных. – Все вниз, я прикрываю…
    – Жень, как… – это был голос Виталика, он отзывался по-русски, уже из люка, за ним следом спускались ещё два человека.
    – Вниз, чёрт вас побери! – хрипло кричал Женька с поверхности, и снова по-русски. – Виталик! Увидишь, брат, Любу, передай… А впрочем, ничего не передавай…
    «Я слышу тебя», – хотел ответить Виталик, но крышка люка с грохотом захлопнулась снаружи, а впереди плясали неровные лучи карманных фонарей, и звучали резкие, торопящие команды Ахмада.
    Люди бежали вперёд, хлюпая ногами по мутной жиже, не считая, сколько прошло минут, прежде чем позади легла полоса дневного света, обозначая, что люк открыли снаружи.
    Бежавшие рухнули в воду. Но упавшая в люк граната разорвалась, подняв брызги, уже далеко позади них, метров за четыреста-пятьсот. Вскочив на ноги, они продолжили путь. Но их почему-то не преследовали и гранат больше не бросали.
    Часа через три-четыре уставшие и мокрые бойцы выбрались на поверхность.
    Над пустыней горело багровое закатное солнце, и вечернее тепло сушило промокший камуфляж.
    – Снимаем все знаки отличия, – тихо сказал Ахмад. – Если повезёт, доберёмся до Тархуны и узнаем, куда ушли наши. Должны же они были куда-то уйти…
    * * *
    Захлопнув крышку, Женька укрылся за выступом стены и ещё некоторое время стрелял из-за него по повстанцам, не давая им приблизиться к люку.
    Пули цокали по стене, осыпая вниз кирпичную крошку.
    Где-то на другом конце Абу-Салима ещё перекликались выстрелы. Район продолжал сопротивление, хотя по сообщениям СМИ столица была уже дня три как полностью очищена от каддафистов.
    – Ну давай, ****, давай, подходи, – шептал он по-русски.
    Протянув время, он надеялся, что ему удастся укрыться в развалинах и дождаться ночи, чтобы с наступлением темноты попытаться уйти через тот же люк. Как в далёком девяносто третьем, отчаянно верил казак Женька в свою счастливую звезду, которая и теперь не даст ему пропасть.
    Но крысы обошли дом с другой стороны. И даже увидев собственную кровь, Черных не почувствовал с****а, а лишь удивился – как же так, неужели на этот раз ему, сражавшемуся за правду, изменила её величество фортуна?
    Падая на землю, он удержал в руках автомат, не целясь, встретил ещё одной короткой очередью приближающиеся фигуры, и ещё услышал выстрелы с их стороны.
    – Красавица Одесса под вражеским огнём, – выдохнул Женька и рухнул на спину, устремив неподвижный взгляд в ярко-синее, пахнущее морской солью небо Триполи.
    К нему подошли враги, наклонились над ним, вырвали оружие из безжизненных пальцев и начали быстро говорить, перебивая друг друга, с любопытством разглядывая славянские черты лица.
    Один из повстанцев расстегнул нагрудный карман убитого, достал и повертел в руках, рассматривая с разных сторон и даже под разным углом потрёпанную тёмно-синюю книжечку с трезубцем. Второй заглянул ему через плечо.
    – Это русские, – сказал первый, указывая на рисунок. – Я знаю, это русские. Они всегда доставляют много неприятностей. Хотел бы я знать, куда ушли остальные…
    Цветной глянцевый снимок выпал из паспорта и упал на землю изображением вверх.
    С фотографии, тайком распечатанной из Интернета без ведома хозяйки, загадочно улыбалась уже мёртвому Женьке Люба Нецветова.
    * * *
    До городка Тархуна они добрались через двое суток.
    Хотя, если бы Виталика в тот момент спросили, сколько времени занял путь от Триполи, он бы затруднился с ответом.
    По шоссе в обе стороны проносились в одиночку и группами машины с потушенными фарами, и вряд ли кто-то рискнул бы выяснять их принадлежность.
    Он смутно припоминал, как был обнаружен в кювете перевёрнутый грузовик с выбитыми стёклами и опустошённым кузовом, где остались только обрывки коробок из-под какого-то груза. Общими усилиями машину подняли, умелец Хасан смог её завести, и бензина в баке хватило на то, чтобы проехать ещё полсотни километров – около половины расстояния до Тархуны.
    Тархуна манила голодных и усталых бойцов путеводной звездой, но никто, включая Ахмада, не мог ответить, не встретит ли она их огнём натовских стволов и остались ли ещё на территории Ливии свободные города.
    Лёжа на песке за корпусом замершей машины, Ахмад пытался выйти в Интернет с чудом уцелевшего ноутбука, но сеть поймать не удавалось.
    Вторая ночь пути клонилась к утру, когда силуэты города возникли в синих предрассветных сумерках.
    Издалека Ахмад видел, как на одном из зданий колыхалось знамя.
    Он даже не мог разглядеть его зелёный цвет – но флаг был однотонным, и этого хватало, чтобы зайти и попросить помощи.
    Союзница ночь медленно таяла, уступая место беспощадному свету дня.
    Рассвет Ахмад и его подчинённые встретили, укрывшись в доме местного жителя, предоставившего в их распоряжение второй этаж.
    Командир долго о чём-то беседовал со стариком-бедуином, прежде чем подал знак, позволивший лежавшим ничком с оружием наготове людям подняться и пройти в дом.
    Повстанцев в Тархуне не было.
    – Они грабят Триполи, – сказал хозяин дома, – и будут грабить ещё три-четыре дня.
    От старика он узнал, что крайние машины правительственных войск около полутора суток ушли в сторону Сирта, и там концентрировались лоялисты, планировавшие продолжать борьбу.
    Услышав это сообщение, Ахмад был озадачен. До Сирта было четыреста километров на восток по пустыне, а у них не было ни автотранспорта, ни даже верблюдов…
    Он приказал всем бойцам отдыхать до ночи, а Хасан отправился куда-то с хозяином дома.
    Виталик лежал на полу, подложив руки под голову, когда его окликнул Ибрагим.
    – Ты спишь?
    – Нет, – ответил он, – а что?
    – Расскажи мне про Россию, – впервые за месяцы их знакомства попросил Ибрагим.
    – Как я могу тебе рассказать про целую страну? – удивился Виталик. – Подумай сам, что бы ответил ты, если бы я тебя спросил – расскажи мне про Ливию? Про твою страну, а?
    Ибрагим ненадолго задумался.
    – Ливия очень красивая, – ответил он медленно, – море и песок… Особенно песок. Если отойти от дороги и посмотреть на барханы… На пустыню… Как переливается жёлтый песок под колёсами… А честно, – обернулся он к Виталику, – я тебе рассказываю про ту страну, которая была. И много мог бы рассказать. Только её больше нет. Расскажи мне про Россию. Россия всегда помогала всем, кому нужна была помощь. Так говорил Брат-Лидер про Россию, настоящую Россию…
    – Моей страны тоже больше нет, – тяжело ответил Виталик. – Она называлась Союз Советских Социалистических Республик. Она действительно помогала всем в мире, кто нуждался в помощи… Но если ты хочешь, я расскажу. У нас нет песка, у нас есть лес и поле. Широкое поле – до горизонта. Вдоль железной дороги… И даже море – только на юге. А зимой с неба падает снег, как белая крупа, только холодный…
    – Как интересно… – шёпотом отозвался Ибрагим. – Говорят, у нас был один раз снег. Только очень давно, я ещё не родился… У вас сейчас снег, да? В Москве?
    – Сейчас нет, – ответил Виталик, – сейчас у нас только начнётся осень. Снег будет зимой, в ноябре, в декабре. А сейчас осень, и листья падают с деревьев… Жёлтые листья…
    Их разговор прервал поднявшийся по лестнице Хасан. Ему удалось достать заправленный микроавтобус, и с наступлением темноты Ахмад принял решение выдвигаться на восток.
    Его решение выглядело безумным, но других вариантов не наблюдалось.
    Значит, командир всё-таки надеялся добраться до Сирта и встретить своих.
    Но ещё оставалось время выспаться.
    …Ахмад окликнул Виталика негромко, в надежде, что тот не спит, и Нецветов поднялся с готовностью, гулко ступая берцами по узкой лестнице.
    На площадке первого этажа они были вдвоём.
    – Мы уходим в никуда, – обрисовал обстановку Ахмад. – Мы не знаем, что там дальше, – повторил он, глядя на Виталика, как будто в поисках ответа. – Мы не знаем, куда и зачем мы идём.
    – Я знаю, – кивнул Виталик. – Я всё понял. Ты мог не говорить.
    – Ты не понял, – замешкался Ахмад, опустив взгляд, словно стесняясь сказать правду товарищу, прошедшему с ним несколько месяцев войны и ад захваченной оккупантами столицы. – Твой друг погиб. Отсюда ты ещё можешь переодеться и вернуться в Триполи. Там есть ваше посольство, оно помогло бы тебе выбраться в Россию… Дальше такой возможности может не быть…
    Теперь пришёл черёд Виталика опускать очи долу.
    – Ахмад, послушай, – попытался он ответить, – я должен остаться с вами. – И продолжил уверенно, приняв как должное неясную паузу. – Я с вами, Ахмад. Я должен воевать за правду. Если хочешь, ради Евгения.
    Ахмад не знал, что ответить.
    – Слушай, – эмоционально отвечал Виталик, – Натовцы убили мою мать. Ты не слыхал об этом, да? Это неважно. Ты не думал, почему я здесь? Натовцы убили моего друга, Евгения Черных. И ты хочешь, чтобы я ушёл? Мне некуда уходить… У меня нет пути в Россию… Я с вами, теперь, навсегда, за правду… Или не веришь?
    – Прости, – Ахмад остановил его, – Верю, конечно, верю. Прости, прошу тебя… Прости, Виталик.
    Нецветов крепко обнял его.
    – Прости и ты меня, Ахмад. Некуда мне идти. Потом расскажу как-нибудь. Нет мне дороги в Россию…
    …В конце концов, какое было дело Ахмаду до прошлого его бойца? Да и было ли прошлое и будущее у самого Ахмада? По крайней мере, прошлое его осталось позади, на восемьдесят километров севернее, в захваченном врагом городе, и на данный момент у Ахмада Гарьяни оставалось только настоящее. Ни прошлого, ни будущего…
    …Командир беззвучно позвал Нецветова через несколько часов.
    Он лежал на полу за ноутбуком и выполнял свою последнюю горькую обязанность – писал электронные письма родным бойцов, не вышедших из битвы за Триполи.
    Как будто с лёгкостью, бежали по клавиатуре пальцы Ахмада, и, настроив адреса, он переключил раскладку на латиницу и тихо пригласил Виталика:
    – Пиши… Прошу тебя… Напиши, если можешь, на своём языке…
    В поле «Кому» мелькал адрес Женькиного двоюродного брата-гастарбайтера – никого ближе у Женьки не было – и, облизав сухие губы, склонился над клавиатурой Виталик…
    Что писать? Убит, не убит?...
    Что, чёрт возьми, писать? Ты же не видел его мёртвым, Нецветов, не видел…
    “Zdravstvuyte, Sergey Konstantinovich! S gorechyu soobschayu, chto Vash brat, Evgeniy Chernykh, propal bez vesti, spasaya svoikh tovarischey pri geroicheskoy oborone stolitsy Liviyskoy Dzhamakhirii goroda Tripoli ot natovskikh zakhvatchikov 27 avgusta 2011 goda. Leytenant Akhmad Garyani”.
    «Не писал я никогда похоронок, пусть будет от чужого имени, что ли…»
    А разве ж есть другие варианты?...
    …Наутро, когда перед рассветом выходили бойцы осторожно за порог, хозяин дома остановил Виталика, опознав его зорким взглядом:
    – Ты откуда сам? – спросил он, как будто недоверчиво.
    – Из России. – ответил Виталик.
    – Русия… – задумчиво повторил старик, разглаживая седые усы, и вдруг странная искра мелькнула в его тёмных глазах. – Неужели русские наконец пришли к нам на помощь? Я помню восемьдесят шестой год, когда нас спасли русские… Ответь…
    – Прости, отец, – опустил глаза Виталик, – той страны больше нет. Нас было двое русских. Я и мой друг. Он остался в Триполи… Моя страна предала вас, прости…
    * * *
    Взяв курс на Сирт, Ахмад, не особенно доверявший навигатору, решил не отклоняться слишком далеко от шоссе, чтобы не потерять ориентировку, и в этом была его ошибка.
    Тяжёлое солнце заходило у них за спиной, на западе, опускаясь за горизонт.
    На долготе Мисураты их всё-таки обстреляли.
    Они ответили огнём, и неизвестные бандиты, видимо, рассчитывавшие на лёгкую добычу, поспешили ретироваться, не выясняя, откуда взялись неизвестные вооружённые люди без знаков различия. Автоматы Калашникова были для них достаточным аргументом, чтобы не углу****ься в проблему.
    Однако у микроавтобуса были прострелены оба колеса с левой стороны, и ремонту в полевых условиях, как ни печально, он не подлежал.
    Вытащив из машины всё ценное, включая канистры с топливом и навигатор, Ахмад скрепя сердце приказал поджечь машину.
    Полыхнул костёр в ночи и погас, разметав искры.
    До Сирта оставалось ещё больше ста километров.
    «А если и там уже крысы?» – этот вопрос, пожалуй, только командир пока позволял себе формулировать донельзя откровенно.
    Закат догорал над пустыней. Маршрут уже сильно отклонился от приморского шоссе, и Ахмад решил остановиться на отдых в песках, неподалёку от дороги Мисурата – Таверга.
    Под утро на запад на большой высоте пролетели самолёты, явно натовские бомбардировщики, и это вызвало удивление – кого они могли бомбить, если все сопротивляющиеся силы сосредоточились у Сирта? Неужели и на западе Ливии ещё что-то осталось?...
    …Идти в разведку в Тавергу Хасан вызвался сам, и командир только подтвердил его решение.
    – Бери одного человека, – сказал ему Ахмад.
    Хасан взял бы больше людей, но не стал оспаривать авторитет командира.
    – Я беру Виталика Нецветова, – ответил он.
    Названный им боец молча поднялся с земли.
    Виталика слегка передёрнуло – всё же идти в захваченный врагом город ему предстояло впервые – но он не подал виду.
    Ахмад не стал возражать. По его расчётам, на горизонте уже должны были быть видны огни Таверги, но впереди была темнота, и он грешил на то, что подводит некачественный китайский навигатор.
    Он сидел на песке под яркими ливийскими звёздами, смотрел на две удаляющиеся фигурки, и мысли наворачивались помимо его воли, ждёт ли ещё что впереди или только смерть… Ведь сам он пошёл добровольно защищать свою страну, ведь должен был понимать соотношение сил и безнадёжность… Зажигая сигарету, Ахмад гнал прочь любые мысли о будущем. Ты принёс присягу, делай что должно, и будь что будет.
    …Хасан и Виталик шли вперёд уже длительное время, но огней всё не было, не было даже отблесков на небе.
    – Может, в городе нет электричества? – подумал вслух Хасан. Виталик пожал плечами.
    Но слишком пустынным было шоссе, и слишком зловещей тишина, и жуткое недоумение овладевало разведчиками.
    Они дошли до знака, отмечавшего границу города Таверга. Поверх пропечатанного стандартным шрифтом текста указателя были написаны баллончиком оскорбления в адрес жителей города и указания на то, что авторы надписей относятся к городу Мисурата, а на земле возле знака, держась за него рукой, лежал труп.
    – Пойдём, – тихо сказал Хасан, которому стало, пожалуй, слегка не по себе от того, что повстанцы, многие из которых декларировали себя верными последователями Ислама, не захоронили мертвеца до захода солнца. – Может, ещё встретится кто по дороге, – добавил он так же тихо.
    По дороге, уже у крайних домов Таверги им встретился всего один человек.
    Мёртвый.
    Труп был изъеден зверями настолько, что нельзя было сказать, мужчина это или женщина.
    Чем ближе они подходили к городу, тем сильнее убеждались в страшной догадке, почему не светились окна домов.
    Город был необитаем.
    Ветер завывал в окнах и стенах пустых подъездов и иногда трепал мусор, валявшийся посреди безлюдных домов и каркасов сгоревших машин.
    Апокалиптическая картина предстала в ночи глазам разведчиков.
    Страшный, тошнотворный запах смерти стоял над тем, что ещё месяц назад было городом Тавергой.
    – Может, их отравили газом? – предположил Виталик, скорее, чтобы сказать хоть что-нибудь, чтобы только не молчать…
    – Вряд ли, – ответил Хасан, – трупов было бы больше, – он пытался казаться циничным, чтобы товарищ не видел, насколько его трясёт от увиденного зрелища.
    Впрочем, ноги сами несли Виталика вперёд, к дому, где он провёл несколько недель…
    Поперёк входа в подъезд лежал ещё один труп, через который нужно было перешагнуть.
    Поднявшись на второй этаж, Виталик наступил на что-то мягкое.
    Это было полуоторванное ухо обгоревшего плюшевого зайца.
    Дверь в пустую квартиру была незаперта.
    – Фатима, – негромко произнёс Виталик, как будто кто-то мог откликнуться на его зов, – Фатимочка…
    Но только эхо отозвалось, повторив его голос в безжизненных каменных стенах. Фатимы не было, ни живой, ни мёртвой, да и не могло быть. Шаги Виталика спугнули четвероногих крыс в квартире.
    – Это не люди, – еле слышно сказал Виталик, оборачиваясь к товарищу. – Это не люди, Хасан…
    – Тихо, – шёпотом ответил тот.
    Оба застыли возле окна у стены разграбленной квартиры.
    В тишине мёртвого города возник посторонний гул.
    Но это не был крик ночной птицы или другой природный звук.
    Это было ровное пение автомобильного мотора.

  11. Пользователь сказал cпасибо:
    Демьян (31.03.2013)
  12. bitly   #9
    Administrator Аватар для Демьян
    Регистрация
    14.01.2012
    Адрес
    World Jamahiriya
    Сообщений
    408
    Записей в дневнике
    15
    спасибо!!
    Al-Fateh! World Jamahiriya! Brotherhood!

  13. bitly   #10
    Новичок
    Регистрация
    18.01.2012
    Сообщений
    13
    Спасибо если понравилось!!!

  14. Пользователь сказал cпасибо:
    Демьян (31.03.2013)
 

 

Похожие темы

  1. Муаммар аль-Каддафи: Творчество (Притчи, Эссе)
    от Демьян в разделе Литература
    Ответов: 0
    Последнее сообщение: 16.01.2012, 07:23

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •  

Статистика Top 15
Загрузка... Последние сообщения
Загрузка...
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

     Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов и пользователей сайта. 18+